Темы недели

Там, где господствует любовь, отсутствует воля к власти; там, где первостепенно стремление к власти, любовь отсутствует. Одно не является тенью другого. Карл Густав Юнг

На работе, с друзьями, в семье от нас часто требуются уверенность в себе, умение твердо говорить «да» и «нет», готовность занять открытую позицию или взять на себя обязательства, не прибегая к насилию и агрессии. О новых формах доблести и мужества рассуждают психотерапевт Маргарита Жамкочьян и философ Мишель Лакруа.

Наша коллективная и индивидуальная восприимчивость к разным вещам постоянно меняется: то, что вызывало сильные эмоции тридцать лет назад, не обязательно заинтересует нас сегодня. По мнению наших собеседников, понятие отваги и мужества существенно изменилось. Быть героем сегодня – значит, оставаться собой, несмотря на обстоятельства.

Psychologies: Вы говорите, что мы переосмыслили мужество. Насколько иначе мы теперь его понимаем?

Наши консультанты

Маргарита Жамкочьян – социальный психолог, соредактор научного бестселлера Л. Первина и О. Джона «Психология личности» (Аспект Пресс, 2000).

Мишель Лакруа (Michel Lacroix) – философ, писатель, автор книги «Переосмысленное мужество» («Le Courage r?invent?», Flammarion, 2003).

Маргарита Жамкочьян: Когда-то меня озадачивал героический девиз известной всем повести «Два капитана» Вениамина Каверина. «Бороться и искать, найти и не сдаваться». Зачем «не сдаваться», если уже нашел? И когда я прочла, что настоящий девиз первооткрывателя Южного полюса Роберта Скотта звучал иначе: «Бороться и искать, не находить и не сдаваться», почувствовала большое облегчение. Но сейчас я по-другому смотрю на это разночтение. Очевидно, что перед нами два разных мужества: одно – достичь во что бы то ни стало своей цели, другое – не изменять себе всю жизнь. Традиционно мужество имеет героический смысл. Архетипический герой, например, герой мифов, призван выполнить некую миссию, которую предписывают ему боги. Герой оставляет свой дом (отказывается от комфорта, уюта и безопасности) и отправляется в путешествие, где ему обязательно встретятся демоны, чудовища и испытания, через которые он будет вынужден пройти. Мы – современные герои – не спасаем мир от чудовищ, мы ищем свое предназначение, свое внутреннее «Я». И мужество для этого требуется другого порядка. Мы отправляемся в путешествие внутрь себя, отказываясь от уже устоявшихся стереотипов, родительских моделей и убеждений, которые нас ограничивают. К этому нас подталкивает возросшая мобильность общества – сегодня мы легко можем поменять страну, профессию, работу, семью. Чтобы в этой ситуации найти себя и оставаться собой, нам требуется немалое мужество.

Мишель Лакруа: В наши дни осмеливаться говорить «нет» без гнева, уметь утверждать свое мнение ненасильственно оказывается новой формой отваги, которую называют «ассертивностью». Это «мужество в отношениях», которое, в частности, так превозносят разные школы психотерапии, мужество без малейшей тени агрессивности. Оно является частью нашей самой обычной жизни, присутствует в семье, в отношениях с преподавателями и начальниками... При этом оно не обесценивает героические формы мужества – например, храбрость спасателя, – которые сохраняют свое значение и которые, например, вышли на первый план во время событий 11 сентября 2001 года. Хотя сами слова «отвага» и «доблесть» сегодня звучат нечасто (слишком уж они ассоциируются с XIX веком), качество, которое они обозначают, в наше время очень востребовано в человеческих отношениях.

Ассертивность – вопрос уважения

Она повсюду! На курсах подготовки кадров, в книгах по личностному развитию, на занятиях по психологии к ассертивности стремятся, ей обучают, ее применяют на практике. Но что она означает? Этот неологизм, калька с английского assertiveness, означает «утверждение себя при уважении к другому». Ассертивность, если действовать искусно, позволяет выражать свои мысли без обиняков, но всегда учитывая другого. Если вы говорите себе: «Об этом нечего и думать, я уверен, что мой  начальник откажет», то вам не хватает ассертивности. А вот если вы скажете: «Я постараюсь убедить руководство», то будете ассертивны – вы в равной мере уважаете себя и другого, адаптируете свои действия к ситуации.

Фотограф: БОРИС ЗАХАРОВ

Как проявляется в людях это новое качество?

М. Ж.: Человек хочет сам ставить себе задачи, и именно этого от него ждет и требует время. Сегодня состояться в обществе означает поставить перед собой цель и двигаться к ней, а не выполнять чьи-то предписания. На место старого стереотипа (к кому-то приспосабливаться, с утра до вечера работать, преодолевать трудности) приходит новый – иметь социальное мужество противостоять давлению общего мнения, прокладывать свой путь, признавая пути других людей. Но если это и есть путешествие героя, и в дороге ему обязательно встретятся демоны и чудовища, то уже не внешние, а его собственные: страх, чувство вины, неуверенность в себе. Кто знает наверняка, можно ли добиться того, чего мы хотим? Хватит ли у нас способностей, духа и достойны ли мы желанной цели?

М. Л.: Сказать «нет» группе, которая вас подавляет, не соглашаться с теми, кого вы любите, устоять против искушения политкорректности – все это стало геройскими поступками в нашем медийном обществе, которое, умножая информацию, оказывает все более сильное давление на отдельную личность. Так, согласно результатам опросов, мужество сказать все как есть, отказавшись от обтекаемых формулировок, – то качество политического деятеля, которого от него ждут в первую очередь... В семье, в школе родитель или учитель должен изобрести новый способ говорить «нет». Нельзя больше рассчитывать на то, что вас будут слушаться не рассуждая, как в 1960-е с их иерархической и безличной авторитарностью, когда власть лишь раздавала приказы и не допускала никаких дискуссий. Однако лидер, будь то общественный деятель или родитель, не может больше уклоняться от утверждения закона и, соответственно, границ дозволенного. Для меня сегодня мужество – это вполне заурядный опыт отца или матери семейства, которые и рады бы избежать конфликта с ребенком, быть с ним по-прежнему ласковыми, но делают выбор в пользу восстановления своей родительской власти. Хотим мы того или нет, но, если однажды я говорю ребенку «довольно!», мне нужно мужество, поскольку тем самым я подвергаю испытанию наши отношения.

А как быть с самим собой? Отношение к себе тоже требует мужества?

М. Л.: Конечно! Мужество всегда предполагает психологическую борьбу с самим собой, внутренний спор: чтобы утвердить себя, я должен бороться против собственных страхов и робости, должен в определенной степени овладеть собой... Тут как раз коренится проблема разного рода зависимостей: надо уметь сказать «нет» алкоголю,  нашим дурным привычкам, всему тому, что мешает нам двигаться вперед... Признать, что твоя личная жизнь тебе не подходит, что ты неверно строишь отношения с партнером или что сделал в жизни неверный выбор, – для этого нужно проделать внутреннюю работу и решиться на откровенность с самим собой, которая в наше время представляется мне неотделимой от мужества. Именно это, кстати, и называется «работа над собой». А иногда мужество нам необходимо, чтобы суметь сказать «да». Кстати, наша эпоха всячески превозносит «да», спаянность людей, вовлеченность в общее дело. Осмелиться участвовать в общественном движении, выражать свои позитивные чувства или сказать «да» своим эмоциям – все это теперь считается достоинствами. И вообще, отношения любви и нежности, к примеру, или дружеские отношения подразумевают, что человек раскрывается и становится более уязвимым... Прежде мужество состояло в том, чтобы стиснуть зубы и превозмогать свои страдания, а сегодня оно скорее в том, чтобы записаться на прием к психотерапевту.

Фотограф: БОРИС ЗАХАРОВ

На что можно опереться, чтобы мужественно отстаивать себя?

М. Л.: Настоящее мужество всегда включает внутренний спор с тем, что нас тревожит, и те ценности и принципы, во имя которых я настаиваю на своем «да» или осмеливаюсь сказать «нет». С моей точки зрения, когда моральная составляющая исчезает, это извращает природу мужества: можно ли говорить о мужестве наркодилера или террориста? Нет, поскольку в их случае всякая этическая цель уничтожается. Насилие и хамство связаны с неверным применением мужества. И это одна из больших проблем нашего общества: получившие распространение вызывающее поведение, стремление к конфронтации, право сильного, мачизм могут казаться геройством, в то время как на самом деле это просто энергия, использованная в неверном направлении. Так что мужество стоит на страже нашей нравственности. Но она – одна из тех добродетелей, которые довольно легко извратить...

М. Ж.: Для меня современное мужество складывается из трех элементов. Мужество как воинская добродетель предполагает твердость, решимость в достижении цели. Но невозможно пройти свой путь и дойти до цели, используя только напор и силу. Всякое действие вызывает противодействие. И оказывается, что лучший путь к достижению цели – это тот, когда хорошо не только тебе, но и другим. Значит, нужна еще и «мягкая» сила. Она предполагает сочувствие, сострадание, способность ставить себя на место другого человека. Известно, что твердость без мягкости становится наглостью, а мягкость без твердости становится слабостью (покорностью, уступчивостью, безответственностью). Но необходима также и третья сила: способность видеть себя и ситуацию со стороны, умение посмеяться и сыграть с миром в свою игру. Без этого ресурса и твердость, и мягкость становятся зависимостью: мужество героя-солдата часто служит чужому интересу, а «мягкость» тому же интересу прислуживает. Именно третий ресурс – отстранение и юмор – освобождает нас от зависимости. А все они вместе составляют силу личности современного человека и дают ему новое мужество быть собой.


Комментариев пока не поступало!

Оставить комментарий:

Все поля обязательны для заполнения.